Даниял Туленков (ex_thulenko) wrote in idelural_islami,
Даниял Туленков
ex_thulenko
idelural_islami

ДЕШТ-И-КИПЧАК и ОРДА

Западная и российско-советская историческая наука сделали все, что бы смешать в одно целое наследие народов, не удосужившихся попасть в "золотую когорту просвещенных народов Европы", т.е. тех, кому не посчастливилось избежать монгольского завоевания, и тех, кто, в отличие от русских, не смог восстановить свой суверенитет в полном объеме.
В глазах европейского и российского обывателя – и Атилла, и половцы, и монголы представляют собой нечто единое целое – угрозу с Востока, которая неисчислимыми волнами накатывала из глубин Азии на Рим и Европу, отличаясь друг от друга только названиями.
Европейское мышление не допускает даже и мысли, что мир Степи (Дешт-и-Кипчак) и мир Орды это принципиально разные вещи, и в отношении их конфликта уместно говорить о столкновении цивилизаций, не менее масштабном, нежели при столкновении Орды и христианской Европы, христианской Европы и Халифата.
Говорить же о связи Европы и Степи, о взаимном влиянии друг на друга этих мощнейших сил, говорить, наконец, о том, что Европа есть ни что иное, как западный участок Степи, отрезанный от единого целого Ордой, или же о том, что Степь это и есть Европа в её самом раннем, начальном, истинном, антиримском проявлении – считается, конечно, дурным тоном, сходным фоменковщине или "бредням Мурада Аджи". (Впрочем, даже слегка затронув эту тему необходимо развести понятия Европа до 13 в и Западно-христианская Европа – как основа будущего понимания сущности Европы в целом).
Поэтому, преждевременно трогать эту связь совершенно не хочется.
Слишком громоздкая это задача.
Основная часть Дешт-и-Кипчак погибла под натиском Орды не успев принять Ислам.
По сути, единственными наследниками Дешт-и-Кипчак, выступившими против монголов не под знаменами племенных ханов, а под знаменем джихада – были волжские булгары.
В битве на Калке воины-степняки – кипчаки, бывшие тенгрианцами, вместе с русскими князьями были разгромлены монгольским воинством, двинувшимся севернее и восточнее – на Булгар.
Именно там монголы встретили первый очаг исламского сопротивления (Первый джихад Булгарии), на просторах Северной Евразии и потерпели первое поражение.
Это было сопротивление высшей фазы духовной эволюции Степи – фазы Единобожия. Но не единственной её фазы.
Мир Степи безусловно, не был тождественен понятию Дар-уль-Ислам.
Дешт-и-Кипчак был сугубо многокультурным явлением – он представлял собой поле конкуренции различных геополитических проектов, среди которых важнейшими были – исламский, восточно-христианский, несторианский, манихейский и тенгрианский.
Да, но и Орда была многокультурным явлением.
И если не было единого конфессионального стержня, то в чем же тогда разница между многоукладным пространством Дешт-и-Кипчак и многоукладным пространством монгольского государства?
Отчего же не говорить о сменивших друг друга формах организации Североевразийского пространства? На чем основывается радикальное противопоставление Степи и Орды?
Здесь следует внимательно рассмотреть тезис о глубиной тожественности Орды "азиатскому Риму".
Собственно, в нем, в имперском феномене сакрализованной центральной власти, и таится глубинное цивилизационое противоречие между Ордой и Степью, противоречие, определившее разный феномен толкования Ислама на пространствах Северной Евразии – Ислама Откровения, свободного от влияния земной конъюнктуры, и целого сонма "региональных национал-исламов" а ля Туркменбаши.
Из Орды и Степи берут свое начало лики современного Исламского проекта.
Ритмы Дешт-и-Кипчак совпадают с ритмами Огненного Ислама, универсального геополитического проекта, не знающего разницы между цивилизациями и культурами, свободного от национальных и культурных рамок. Мусульманская часть Дешт-и-Кипчак олицетворяет Ислам подчиняющий, а не Ислам подчиненный, это - независимый конкурент, а не штатный сотрудник государственного аппарата.
Орда положила начало исламу "духовных управлений мусульман", исламу компромиссов и конформизма, заискивающих улыбок бабаев в сказочных опереточных одеяниях, вызывающих злой и презрительный смех. "Ислам", ползающий у ног тагута – цезаря, будь то хан, московский царь, государь император, "отец народов" или "Владим Владимыч".
Разумеется – Дешт-и-Кипчак не был целиком и весь исламским пространством. Но, в отличие от Орды, он не был и неким тагутским пространством, где при внешнем равенстве Традиций, фактически правит одна, универсальная, гражданская религия. Эта формула – едина как для Рима во всех его проявлениях, так и для Орды. В различных ипостасях она разлита по всему миру – везде, где в роли цезаря\хана выступают местные президенты, председатели, каудильо, спасители наций и пр.
Дешт-и-Кипчак был пространством, начисто лишенным цезаризма.
На его просторах сходились линии многих Традиций, и все они были свободны от единого центра, которому могли быть подчинены, под чьи требования необходимо было подлаживаться, и в отношении которого требовалось вести политику конформизма и умиротворения.
И тот же самый принцип впитала в себя ранняя, юная Европа завоевателей, двинувшихся с просторов Азии в поход на Запад, к стенам Рима.
Евразийская вольница, противостоящая власти Рима, совокупность народов разных традиций противостоящих унифицированной системе цезаризма, (унифицированной не в плане общего культа, но в плане подчинения всего сущего общему культу) – вот в чем заключалась суть Европы до 13 века, до выхода на просторы Евразии Орды. Иными словами эта Европа не была понятием сугубо географическим, эта Европа была тождественна понятию Евразия, впитывала в себя истинное значение евразийства, коренным образом отличающегося от сегодняшнего азиопства.
Падение Западной Римской империи не изменило этого принципа. Акцент противостояния цезаризму сместился с Рима в Константинополь. Но, одновременно с этим, в западной части Европы, в западной части былой Евразийской вольницы, начинается возрождение духа первого Рима в лице папства.
Внутри Европы, если принять за основу её антиримский базис, возникает, соответственно – анти-Европа. Исконная суть Европы смещается к востоку от влияния папства.
По мере возрождения духа первого Рима и на фоне расширяющегося влияния Рима второго, первоначальную суть Европы, заложенную великим Переселением народов сохраняют, постепенно угасая – и здесь мы подходим к неслыханному кощунству для уха современного европейца – лишь три силы – норманны, русские ушкуйники и осколки Дешт-и-Кипчак, в том числе и Волжская Булгария.
По всем остальным просторам былой, исконной Европы, Европы галлов, германцев, балтов, гуннов, славян, булгар идет торжество римского реваншизма.
Под натиском его сдаются норманны, уходят в прошлое викинги, гаснут очаги кельтской культуры, византийское влияние вводит в зону действия Рима Второго – Дунайскую Болгарию, Балканы и Русь, и, наконец, точку в истории ранней, исконной Европы, ставит Орда.
Вот они – три Рима, разделившие на сферы своего влияния протоевропу – возрожденный Первый Рим, византийский Рим и азиатский Рим. И именно первый Рим с той самой поры, заняв позицию между Ордой и Византией узурпировал свое право называться и олицетворять собой Европу.
С той поры и берет свое начало очернение истории Дешт-и-Кипчак. С той поры и берет свое начало мифологизация и демонизация образа гуннов. Узурпировавший право называться Европой, добивающийся статуса полноправного олицетворения образа Европы, западно-христианский Рим начал политику идеологического отторжения Крайнего Востока Европы (еще раз упомянем – понятия не географического) от её западной части, сведя в единое целое термины "римское католичество" и "Европа".
Так в истории появились образы кровожадных гуннов-трупоедов, жгущих и разрушающих все на своем пути, а более поздние производные Дешт-и-Кипчак, были фактически вычеркнуты из истории или сведены до уровня диких куманов, живущих в седле. Степная цивилизация, бывшая альтернативой цивилизации городов, но никак не каким-то не доросшим до этого уровня образом жизни, превратилась в синоним бродяжничества и разбоя. Что же касается Волжской Булгарии, не бывшей государством степняков, то она стала настоящей костью в горле как западных, так и российских историков.
Феномен восточноевропейского, развитого феодального исламского государства ни коим образом не укладывался в прокрустово ложе христианской модели Европы, его можно было лишь умолчать, а если умолчать было невозможно, то выставить неким недоразумением, аномалией, а то и оболгать.
Отсюда и берут начало нападки на тысячелетний статус булгарского города Qazan, доходящие до абсурда - дескать как монголо-татары могли основать город тысячу лет назад, когда они были кочевниками и находились очень далеко от Волги?
Вот что нужно шовинистическим "знатокам истории" – свести все к тому, что и не было никакой Волжской Булгарии. Нет государства, бывшего неотъемлемой частью восточной Европы, нет и проблемы. Остается лишь Рим, возрожденный на костях "варваров", удосужившихся быть признанным частью Европы, а все остальные записываются в чужаков. И пока российские историки взахлеб пытаются доказать, что не было Волжской Булгарии, а было лишь, может быть, стойбище каких-то варваров и дикарей, кое кто из представителей западной исторической науки была бы не прочь вычеркнуть из истории Европы и Древнюю, и Новгородскую Русь.
И тогда, мы, конечно, получаем именно ту модель Европы, что так нужна строителям нового мирового порядка – "христианский остров Европа", осажденный варварами с Востока и Юга. Достойная история, что бы оправдать её нынешний статус, статус филиала США в Евразии, статус базы крестоносцев.
Ведь в этом случае, сведя в единое целое понятия Европа и Рим (католический Рим), мы получим действительно блестящую идеологическую базу для продолжающегося разрушения Традиции.
Получится, что это не Рим, а именно Европа вела крестовые походы.
Не западно-христианская часть Европы, а она сама, в своей истинной сути, вела борьбу с Халифатом в битве при Пуатье.
Но это ложь.
Потому что была и другая Европа - Европа Новгорода и викингов, Европа Древней Руси, знавшая не только бесконечные столкновения со Степью но и уникальную форму единого русско-кипчакского социума, Европа обеих Болгарий коников и крестьян.
Отрубить и отсечь эту Европу, провести границу по восточной границе влияния Рима, или же разрушить, оболгать и затоптать иное – основная задача западной исторической науки на протяжении сотен лет.
Невозможно выкорчевать эту ложь в одночасье. Невозможно сломать устоявшиеся стереотипы прямой атакой их в лоб.
Но разрушить ту ложь, что санитарным кордоном окружает миф о тождественности Европы и Рима, и не в последнюю очередь ложь об азиатском, родственном монгольскому, характеру гуннского царства и наследника его - Дешт-и-Кипчак – значит пошатнуть и сами устои этого мифа, выветрить затхлость его гниющей лженауки свежим ветром Традиции, ветром Великой Степи.
Subscribe

  • ЗА НЕНАВИСТЬ К ЗАПРЕЩЁННОЙ ИГИЛ ТОЖЕ СКОРО БУДУТ «САЖАТЬ»?

    Оригинал взят у gleb_edelev в ЗА НЕНАВИСТЬ К ЗАПРЕЩЁННОЙ ИГИЛ ТОЖЕ СКОРО БУДУТ «САЖАТЬ»? На судебное заседание по…

  • (no subject)

    Исполнение обязанностей Губернатора Санкт-Петербурга : andrey21 wrote in rus_vopros January 31st, 14:36 Это тема года для всех губернаторов России…

  • 30 января

    30 января 30 января 1933 года национальная Европа обрела конкретные очертания. Как это было : Показательный пример: В 1934 году лидер…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments